Алина Каткина, учащаяся  5 кл.

филиала МБОУ СОШ с. Наскафтым в с. Колдаис

Руководитель –  учитель истории В.Е. Гусаров 

МОЙ ПРАДЕД ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ КАТКИН

НА ФРОНТАХ  ВЕЛИКОЙ  ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

     Мой прадед Иван Васильевич Каткин (1924–2013) родился в селе Наскафтым Кузнецкого уезда Саратовской губернии  (ныне Шемышейского района Пензенской области).  

     В 1929 г. после тяжёлой болезни умер отец Ивана. Мама  не могла пойти на работу, младшие дети были слишком малы. Иван был старшим ребёнком в семье, ему было 5(!) лет. Ему пришлось ходить по домам и просить милостыню. Сберечь младшеньких  не удалось,  умерли от голода. Чтобы спасти Ивана мама вступила в колхоз. Но всё равно трудно и голодно жилось. Деньги в колхозе не платили, работали за трудодни. Радовались, когда наступила весна, можно было собирать листья крапивы, щавель, а потом ягоды и грибы, чтобы хоть как-то утолить голод. 

     Через год после смерти отца, когда мама вновь вышла замуж, шестилетний Ванюшка переехал в село Колдаис. Но жить стало ещё  тяжелее: отчим обижал и маму, и маленького мальчика. Ивана забрала бабушка и уехала с ним на целину. Прожив там несколько лет, они вновь вернулись в Колдаис. Жить было негде, добрые люди их приютили на лето. Мама продолжала работать целыми днями  в колхозе, а Иван косил сено и продавал его. Скопив немного денег, они купили себе саманный полуразваленный подвальчик. Отучившись 4 класса, Иван пошёл работать в колхоз конюхом.     

     Наступило лето 1941 г. В воскресенье 22 июня люди работали, в колхозе не было выходных... И вот все услышали страшную весть: война… В тот день в деревне было пролито немало женских слёз. Многие ещё помнили Первую германскую, Гражданскую войны. Мужчины собирались группами, много курили и вели разговоры о прошедших войнах, о начавшейся, о Гитлере, Сталине. Молодёжь сидела поблизости, прислушивалась к их разговорам.  Моему прадеду  тогда было всего 17 лет. Ровно через год, прямо с  поля во время уборки, забрали его в военкомат. 25 августа 1942 г. направили в Ульяновское военное училище, учиться сапёрному делу.  Окончив на «отлично» шестимесячные краткосрочные курсы, младший сержант Иван Каткин стал сам обучать молодых курсантов.

     Бои шли за город Ростов-на-Дону. Красная армия отступала.  Прадед  с однополчанами взрывали мосты, чтобы не дать возможности немцам двигаться вперёд. Участвовал он и в боях на Курской дуге. Потом их полк  перевели на 1-й Украинский фронт. Иван Васильевич участвовал в переправах через реки: Днепр, Десна, Припять. Пригодились навыки, полученные во время учёбы. Переправы и мосты требовалось строить быстро, чтобы не давать фашистам опомниться. Именно тогда командир отделения 163-го отдельного сапёрного батальона Каткин был награждён медалью «За Отвагу» (Приказ № 90/н от 01.11.1943 г. 148-й Черниговской стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта). Из наградного листа: «Во время изыскания переправочных средств у д. Барамыки 19 сентября 1943 г., взвод сапёров  был атакован группой немцев до 70 человек. В этом бою  мужество и отвагу проявил рядовой Каткин, который, зайдя во фланг немецкой группировке, огнём своего автомата уничтожил 3 солдат противника, вынудив остальных отойти с занимаемого рубежа, чем дал взводу сапёров  отбросить врага и продолжать выполнять поставленную командованием задачу.  В период форсирования р. Десна Каткин в течение 2-х суток, почти без отдыха, в срок переправлял части дивизии  без одного случая аварии, чем дал возможность частям дивизии успешно овладеть гор. Чернигов». 

      В 1943–1944 гг. их Львовский полк Черниговской дивизии прошёл Украину, Белоруссию.  И.В. Каткин за проявленное мужество в боях был награждён орденом Славы III степени (Приказ № 73/н от 25.12.1944 г. 148-й сд 1-го Украинского фронта). Из наградного листа: «Сержант И.В. Каткин в боях против немецких оккупантов показал себя смелым и отважным защитником Социалистической Родины. В бою за гор. Шепетовка 11 февраля 1944 года  при прорыве сильно укреплённой обороны противника, сержант Каткин, умело командуя отделением,  под огнём противника смело выдвинулся вперёд и проделал три прохода в проволочном заграждении и минных полях противника, при этом сам лично снял 30 противопехотных и  85 противотанковых мин, чем дал возможность беспрепятственно продвигаться нашей пехоте вперёд  и овладеть городом. 

     19 февраля 1944 года  стремясь вернуть потерянные рубежи, противник  крупными силами танков и пехоты перешел в контратаку. Товарищ  Каткин в составе сапёрного взвода  смело выдвинулся вперёд с минами и под ураганным огнём противника  заминировал проходы для танков противника, чем помог отразить контратаку противника.  В этом бою т. Каткин был тяжело ранен и эвакуирован в госпиталь на излечение. По излечении ранения был демобилизован из Красной Армии, как инвалид  Отечественной войны, потерявший в боях руку и ногу. Командир 654-го  стрелкового Львовского полка подполковник  Фёдоров. 12 декабря 1944 года». Но командир ошибся, прадед остался только без ноги. Он вспоминал: «После ранения я долго был без сознания, даже не понял, что произошло со мной на поле боя. Скорее всего, во время минирования, не заметил фашистскую мину. Минёр  ошибается один раз в жизни, но видно та мина пожалела меня 19-летнего. Немцы по части мин были “большими мастерами сюрпризов”. Применял противник и “прыгающие” мины, и “растяжки”. Только чуть заденет, случалось, наш сапёр вражеское проволочное заграждение без предварительного осмотра и тут же либо раздавался взрыв умело замаскированной мины, либо взлетала вверх осветительная ракета. И тогда по сапёрам открывался жестокий огонь. “Прыгающие” мины частенько устанавливались на дорогах в шахматном порядке. Взрывались эти штуковины на высоте полутора-двух метров. Осколки разлетались до трёх метров вокруг. Очень трудно обезвреживать такие мины, нужны большая осторожность и мужество. Если ошибёшься, не проверишь дно и дёрнешь мину, откладывая её в сторону, сразу срабатывает взрыватель… При разминировании в своём «хозяйстве» разобраться можно было – поля с точным количеством,  установленных на них мин были зафиксированы на соответствующих картах и риск заключался в умении вынуть взрыватель. А минные поля противника были уравнением со многими неизвестными. Люди выбывали из строя практически ежедневно. Увы, ошибки были. И даже если боец оставался жив, то без рук-ног. Мне легче было работать одному, чтобы близко никого не было. В себе-то я был уверен, но не дай бог, кто-то рядом оплошает. А оплошности во многом объяснялись тем, что инженерные подразделения нередко комплектовались из “нестроевиков”, которые не годились по состоянию здоровья к службе в стрелковых, танковых или артиллерийско-миномётных частях, а также из бойцов, имевших физические недостатки после ранений и излечения в госпиталях. Обучать приходилось, что называется, в деле. Их бы потренировать месяца три на полигоне, да разве кто позволит?».  А что такое снять даже одну мину? Ведь она не торчит, не красуется, как гриб-мухомор, а затаённо лежит в земле, присыпанная, упрятанная, и ждёт, когда сапер совершит ошибку, чтобы еще раз подтвердить всем известную поговорку. А тот осторожно ползёт от мины к мине и, постепенно теряя им счёт, щупает занемевшими от холода пальцами каждый сантиметр мокрой или заснеженной земли. С миноискателем на виду у врага не пройдёшь. Правда, от него было мало толку – прибор реагировал на металлические предметы, а этого добра вокруг хватало. Из воспоминаний: «Работали щупами – это что-то типа шомпола. Дело, считай, ювелирное. Ползёшь медленно, осторожно, чуть дыша, перед собой прокалываешь каждый сантиметр земли. Взял чуть в сторону – пропустил мину. Взрыва я не услышал, спасибо товарищам, они волоком протащили меня по полю и сдали санитарам, которые довезли до госпиталя. Мне сделали операцию. Когда проснулся после наркоза, то увидел, что остался без левой ноги и без двух пальцев левой руки, голова перевязана.  После операции через несколько дней на самолёте отправили меня в Москву. Шесть месяцев лежал в госпитале. Меня поймёт только тот, кто испытал подобное». 

     После госпиталя прадед вернулся домой в Колдаис.  К  его наградам добавились ещё две:  медаль  «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (09.05.1945) и орден  Отечественной войны I степени (06.04.1985).

     Хоть и не было у прадеда  ноги, он не сидел без дела, работал в колхозе. Ивана Васильевича Каткина односельчане уважали. Когда позволяло здоровье, он приходил в школу, выступал перед учащимися, рассказывал о своей боевой и трудовой жизни. 

 

#РМНКА_Пензенскаяобласть#КнигаПамяти_ Пичевскаяшкола_Белинскийрайон#75летПобеды#    

II. УЧАСТНИКИ СМОЛЕНСКОГО СРАЖЕНИЯ

     1. Николай Максимович Адышев, 1921 г.р., уроженец с. Корсаевка. 

     Служил командиром 4-го эскадрона 27-го гвардейского кавалерийского полка 7-й гвардейской кавалерийской Житомирской Краснознамённой орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизии Западного фронта. Дивизия участвовала в 1941 и 1942 гг. в «горячих точках» – Старый Оскол, Орёл. 

    Лейтенант Адышев убит 23 августа 1942 г. Место захоронения: с. Чернышено Думиничского района, ныне Калужской области. 

 

     2. Герасим  Петрович Царапкин, родился 23 марта 1912 г. в  с. Козловка. До войны был специалистом по разделыванию пенькосырья (пенькἀ – грубое лубяное волокно, используется и в морском деле, и в производстве ткани, в основном грубой мешковины, а также тросов и верёвок, сальников (наполнитель) и одежды). 

     Призван на службу в августе 1942 г. Поимским РВК. 21 февраля 1943 г. с Пензенского пересыльного пункта в составе 163-й Пензенской отдельной стрелковой бригады направлен в Тамбовский танковый лагерь. 

     4 ноября 1944 г. Г.П. Царапкин, повар артиллерийского дивизиона 71-й механизированной Проскуровской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова бригады 9-го механизированного корпуса  3-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта, был представлен к Правительственной награде. 23 августа 1944 г. в боях за освобождение деревни Лопатув (Львовско-Сандомирская операция) под максимально плотным огнём артиллерии и шквальным обстрелом противника, по своей инициативе самоотвержено организовал подноску пищи в термосах. Сам ползком и перебежками доставлял горячую пищу солдатам, был ранен.  Награждён  медалью «За боевые заслуги» (Приказ № 32/н от 06.11.1944 г.).

     Из наградного листа от 11 мая 1945 г.: «1 мая 1945 г. в бою по уничтожению окружённой группировки противника в районе южнее Шперенберга  (Германия) противник силой до трёх рот, как зверь бросился на орудие, стоящее на прямой наводке, где орудийным номером был тов. Царапкин.  Тов. Царапкин под сильным автоматно-пулемётным огнём, не считаясь с собственной жизнью, обеспечил бесперебойную работу всего орудия, подтаскивая снаряды, и когда противник подошёл вплотную тов. Царапкин из личного оружия убил двух немцев». За боевой подвиг награждён  медалью «За отвагу» (Приказ № 23/н от 12.05.1945 г.).

     3. Алексей Игнатьевич Кувшинов, родился в 1916 г. в  с. Козловка.

      Призван Сокольническим РВК г. Москва 8 апреля 1941 г.  Автоматчик-десантник служил в составе 42-й  танковой бригады.  Воевал на Калининском,  Ленинградском и Западном фронтах. За участие в боях за оборону Ленинграда ему присвоен орден Отечественной войны I степени. Под городом Смоленском 19 сентября 1943 г. тяжело ранен в правую руку (впоследствии её ампутировали). За подвиг под Смоленском награждён орденом Славы III степени (Приказ № 223/111 от 06.11.1947 г.). Несмотря на инвалидность 2-ой степени, отработал в колхозе «Гигант» 34 года.

     4. Сергей Игнатьевич Кувшинов, 1910 г.р., уроженец с. Козловка.

     23 июня 1941 г. призван Поимским РВК Пензенской области. 15 ноября 1942 г. направлен в команду 184 в Ахуны.

    Воевал в составе 451-го стрелкового полка.  Участвовал в кровопролитных сражениях за Смоленск, был ранен.  4 мая 1943 г. Сергей Игнатьевич прибыл на пересыльный пункт Пензенского ОВК из госпиталя № 8771 для направления в часть. Но был отправлен в госпиталь № 1651, который с 3 июля 1941 г. по 1946 г. размещался в здании средней школы № 6 им. Фрунзе г. Пензы. 

     Освобождал Белоруссию, закончил боевой путь в Германии. Награждён орденом Отечественной войны II степени. После войны несколько лет проработал в колхозе «Гигант».

Алина  Хрусталёва 

ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

     Мои прадеды родились в селе Тешнярь, ныне Сосновоборского района Пензенской области.

Василий Максимович Киселёв (07.04.1912–03.01.1996)

    До войны работал на суконной фабрике «Творец рабочий» в Литвино (ныне р.п. Сосновоборск). Весть о начале войны застала Василия Максимовича во время рабочей смены. На работе же ему была вручена повестка на фронт. Мой прадед был участником Курской битвы, воевал в роте разведчиков.

     В 1943 г. получил осколочное ранение в ногу, попал в госпиталь и в конце года был комиссован. Осколки от разорвавшегося снаряда беспокоили Василия Максимовича на протяжении всей жизни. Награждён орденом Великой Отечественной Войны II степени.

     После демобилизации работал в колхозе имени Куйбышева плотником.                             

Михаил Фёдорович Шушаев (27.12.1922–27.04.1984)

     10 октября 1941 г. был призван Сосновоборским РВК и отправлен в составе 273-й  команды  лыжников в 20-ю запасную стрелковую бригаду в г. Казань. 

    Прадед участвовал в битве за Москву в составе 207-го отдельного лыжного батальона. В одном из сражений под Москвой его земляк, Федот Маньшин, получил ранение, но не мог добраться до медсанчасти. И тогда рядовой Шушаев соорудил из лыжных палок подобие санок и, рискуя жизнью, вынес истекающего кровью товарища с поля боя.  Федот Маньшин всю жизнь был благодарен своему спасителю, не раз упоминал о подвиге моего прадеда Михаила Шушаева в своих воспоминаниях.

     23 января 1942 г. в ходе боевых действий Михаил Фёдорович Шушаев получил ранение в левую руку и был отправлен в госпиталь города Новосибирск. На излечении находился до мая 1942 г., после чего был комиссован. Награждён медалью «За боевые заслуги». 

     После демобилизации Михаил Фёдорович работал кладовщиком в колхозе имени Куйбышева, затем трактористом.

     По окончании войны долгое время трудился мотористом на машинно-тракторной станции посёлка Сосновоборск. 24 мая 1978 г. за долголетний добросовестный труд награждён медалью «Ветеран труда».

Д.Ю. Мурашов

ПОДАРОК СЫНА

Газеты военных лет… Заметки, статьи, фотографии… Сейчас они воспринимаются иначе, чем в те далекие огненные дни. Тогда это была повседневность. Сегодня — история. История Великой Победы. 

Жизнь штурмана Сергея Александровича Косолапова вошла в рамки двух мировых войн.  Он родился в 1914 – в год начала Первой мировой и погиб в 1942 – в дни Второй мировой. Уроженец села Мордовский Камешкир, по специальному набору в 1935 г. Сергей ушел в Красную армию. Стал штурманом. Участвовал в советско-финской войне 1939–1940 гг. Был награждён орденом Красного Знамени. В годы Великой Отечественной Сергей Косолапов служил в 18-м Отдельном транспортном отряде ВВС Черноморского флота. Летал на тяжёлом бомбардировщике ТБ-3. 

«Отличный боевой штурман. Корабли, водимые тов. Косолаповым, неоднократно в сложных метеорологических условиях всегда точно выходили на цель, и бомбометание давало отличные результаты», – говорилось в представлении командира отряда, датированном 10 февраля 1942 г., к награждению Сергея Косолапова вторым орденом Красного Знамени (приказ о награждении был подписан командующим Черноморским флотом 14 августа 1942 г.).

В эти же дни – 23 февраля 1942 г. – областная газета «Сталинское знамя» публикует статью А. Степного «Любовь народа» с рассказом о жизни села Мордовский Камешкир. Вот её фрагмент.  

«Недавно село Мордовский Камешкир было взволновано необычным событием. Лётчик-орденоносец Сергей Александрович Косолапов навестил своих земляков. Это было в полдень, когда бригады возвращались с гумна на обеденный перерыв. Над селом вдруг появился большой четырёхмоторный самолёт. На крыльях его горели красные звезды. Самолёт сделал несколько кругов и выпустил ракету. 

Потом от самолёта отделился какой-то предмет и стремительно полетел на землю. Летчик снова салютовал ракетой. Он опустился очень низко и на бреющем полёте промчался над крышами колхозных изб. Через минуту самолет уже виднелся вдали чуть заметной точкой, которая вскоре исчезла в прозрачной синеве неба.  

– Не иначе наш, камешкирский, – возбужденно и радостно сказал пожарник Максим Рыбаков. Он первый подбежал к чернеющему на снегу свёртку и поднял его. На свёрстке было написано: «Кто поднимет – отнесите домой, мамаше моей Марии Васильевне Косолаповой. Сергей Косолапов».

Колхозники гурьбой пошли к дому Марии Васильевны, но она уже шла к ним на встречу, побледневшая от волнения и счастья. Приняв драгоценную посылку, она прижала её к сердцу и долгое время не могла вымолвить ни слова. Потом улыбнулась тепло, по-матерински, и вытерла слезу, сверкнувшую на щеке. 

– Я с дровами шла, – тихо сказала она, – и видела, как он летел. Он пролетел до свинарника и обратно. И опять вернулся. Сердце мое почуяло, что это он – Серёжа…

Мать торопливо развернула свёрток. Там лежало несколько десятков мандаринов, шоколад, деньги, письмо. На листке, вырванном из полевой книжки, лётчик писал: «Здравствуй, милая мама. Крепко целую тебя и посылаю фронтовой привет. Лечу на юг бомбить немецко-румынскую сволочь. Будь здорова и не плачь. Землякам передай привет, пусть больше и лучше помогают фронту. Встретимся после победы».

– Значит жив, – радостно шептала мать, целуя письмо, не в силах сдержать обильно катившихся по лицу слез». 

В статье – маленькая неточность. Мать Сергея Александровича звали Лидия Васильевна. 

Вероятнее всего, Сергей Косолапов и его товарищи (экипаж включал шесть человек) летел в сторону румынского порта Констанца. В вышеназванном представлении говорится, что Косолапов «как штурман флагманского корабля представляется к правительственной награде за отличное выполнение задания Командования по уничтожению бензобаков в Констанце». 

К сожалению, встретиться «после победы» матери и сыну не удалось. Не увидела его и семья – жена Евдокия Фёдоровна и сын Александр.

Старший лейтенант Косолапов погиб 23 октября 1942 г. Самолёт, в котором он находился, был сбит немецким зенитным орудием в момент выброса нашего десанта на вражеский аэродром Майкопа. В 1944 г. Сергей Александрович Косолапов вместе с другими погибшими лётчиками и десантниками был перезахоронен в братской могиле на месте аэродрома, где высаживался десант (г. Майкоп, Республика Адыгея). 

Необычный визит домой Сергей Косолапова – всего лишь эпизод Великой Отечественной войны. Она продолжалась, как известно, 1418 дней и ночей. Но в таких эпизодах, как в Мордовском Камешкире, до боли в сердце ощущается пульс войны. Великой битвы за Родину, за родных и близких.